Главная arrow Открытие Х-лучей

Открытие Х-лучей

Открытие Х-лучей нашло своеобразный отклик и в мире, весьма далеком от науки. Американский изобретатель Т. Эдисон стал получать множество заказов на такую переделку биноклей, чтобы можно было видеть сквозь одежду. Возникла реклама нового вида белья, непроницаемого для Х-лучей. А великосветские дамы стали дарить поклонникам... рентгенограммы своих скелетов.

Рентгеновские лучи были лишь первым из целого каскада блестящих достижений научной мысли, открывших человечеству существование незримого мира элементарных частиц, таинственных сил, объединяющих эти частицы внутри атомного ядра. Тогда, на заре XX века, самые великие умы не могли предположить, что прорыв науки в микромир через полстолетия приведет к овладению гигантскими силами, таящимися в атомном ядре, к созданию ядерного оружия и к использованию атомной энергии в мирных целях. Физическая наука, которая к концу XIX века, казалось, была близка к полному познанию и пониманию устройства мира, вдруг очутилась перед новой, совершенно неизведанной областью этого устройства. Выяснилось, что физическая картина мира неполна.

И ученые устремились в новую область, на штурм непознанных тайн мироздания. В феврале 1986 г., то есть спустя два месяца после открытия Рентгена, А. А. Беккерель на заседании Парижской академии наук сообщил об открытии им нового проникающего излучения. Сначала ученый полагал, что проникающая радиация является просто спутником флуоресценции. Но по счастливой случайности он избрал в качестве флуоресцирующего вещества соль урана и вскоре установил, что уран генерирует невидимое проникающее излучение независимо от того, освещали его перед этим видимым светом или нет. Стало ясно, что сам уран (в составе разных соединений и чистый) излучает невидимую радиацию, близкую по свойствам к лучам Рентгена.

Открытие Беккереля в отличие от работы Рентгена какое-то время оставалось неоцененным. И это не удивительно, если учесть, что открытие Рентгена породило буквально лавину работ, авторы которых претендовали на обнаружение все новых и новых лучей. Большинство этих «открытий» оказалось ошибкой либо даже следствием прямого мошенничества. «Лучевые сенсации» стали в те годы, по словам советского физика А. Ф. Иоффе, дурным тоном в науке, производили впечатление чего-то несолидного.